Скотт Хьюмор

За последние несколько дней ВШЭ, Высшая школа экономики, в Москве оказалась втянутой в очередную вопиющую полемику, что неудивительно для тех, кто читает мои заметки о ВШЭ, здесь и здесь, а также здесь “Если вы ляжете с собаками, то встанете с блохами”,- было сказано о руководстве НИУ ВШЭ, которое в этот момент нервно создало Постоянный Комитет по этике, члены которого, используя электронные коммуникации, не собираясь вместе, каждый раз, когда студент или преподаватель попадает в какую-то уродливую антисоциальную общественную ситуацию, выдают опровержения и требуют извинений. Тенденция обещает превратиться в лавину в ближайшем будущем, учитывая историю этой частной финансируемой государством школы.

The HSE is on the list of NGOs financed from abroad.

На прошлой неделе СМИ обратили наше внимание на разглагольствования профессора НИУ ВШЭ о русском языке. Он написал ответ кому-то другому под какой-то статьей и все должны были полностью проигнорировать это как частное мнение. Но обычные либеральные тяжеловесы в русскоязычных СМИ – RT.com, lenta.ru “Независимая газета”, “Московский комсомолец”, – с притворным возмущением поместили разглагольствования профессора на своих первых полосах в явных скоординированных усилиях по продвижению его повестки дня. В большинстве случаев публичных русофобских и антироссийских всплесков лучшая стратегия – это игнорировать их, но СМИ нам не позволят. После того, как профессору было предоставлено достаточно эфирного времени, чтобы сформулировать свою позицию, ВШЭ стало невозможно игнорировать скандал, и они использовали свой комитет по этике в качестве юридически разумного средства хеджирования. Комитет по этике вынес свое решение об осуждении русофобской позиции профессора и потребовал от него извинений, которые он незамедлительно отказался предоставить.

В этот момент я решительно решил сам посмотреть, кто такой этот профессор и что такого ему сделал русский язык.

Суть спора была обильно изложена журналистом Дмитрием Косыревым для малазийского издания.

Профессор НИУ ВШЭ писал, что русский язык – это жалкий язык клоаки, который слишком широко используется в этой стране и что эта страна дикая и нецивилизованная. Были и другие вещи, вроде того, что Москва является домом для многих национальностей, но уличные торговцы не поставляют продукты на всех этих языках, что юристы и правоохранительные органы используют коррумпированный язык и другое менее понятное бормотание. Когда люди указали ему, что никто не покупает печатную прессу и читает все, что они хотят на любых языках бесплатно в интернете, профессор обвинил всех читателей в неспособности читать и понимать его идеи. Все вместе – это было просто старческие тирады заурядного либерала. Это моветон – нападать на Россию, живя в России. Вам не нравится наша страна? Уезжайте, не позволяйте двери ударить вас по пути.

Однако в этот момент профессор жалуется, что его критики не могут читать и не понимают того, что он, косноязычный профессор классических языков, пытался передать. Итак, я сделал то, о чем он просил, я прочитал много его статей. Практически все, до чего смог дотянуться, на русском, английский и немецком языках. Я понял, например, что он имеет в виду говоря о “дикости” употребления языка, – крайнюю риторическую остроту.

Гусейнов и его теория нанесения множественных повторных ран

Гасан Гусейнов2

Гасан Гусейнов, также известный как Хасан Хусейнов, является сыном Чингиза Гусейнова, члена Союза писателей Азербайджана, доктора филологических наук, профессора, заслуженного деятеля искусств Азербайджана, и женщины из польского культа раввинических талмудистов, которая работала переводчицей. С каких языков на какие история умалчивает. И отец и сын оба являются выпускниками Московского университета, а Гусейнов к тому же член Российской академии наук, профессор НИУ ВШЭ, приглашенный профессор ряда университетов Германии, Швейцарии и других европейских “центров цивилизации”. Он никогда не был женат и, как сообщается, не имеет детей.

Гусейнов является популяризатором языков меньшинств, как традиционных, как арабский, так и современных, как украинский, и он делает все возможное, чтобы продвигать другие языки на територию русского.

Говоря о “загнивающих стандартах” употребления языка, Гусейнов пренебрегает собственными требованиями и использует самые гнусные выражения в собственных постах в социальных сетях. Например, тот, который он опубликовал в 2014 году.

gasan guseinov

Когда речь заходит о преподавании и изучении русского языка

Книга Г. Гусейнова 90-е годы на кончике языка: краткое руководство по русскому дискурсу” опубликованная в 2012 году, побудила рецензента Майкла С. Горэма написать следующее:

“Почему, спрашивается, весь интерес к теме, которая была таким источником боли и страданий для поколений школьников в одиннадцати часовых поясах?” 

Как странно говорить такое о людях изучающих свой родной язык! Для меня лично изучение русского языка и литературы было замечательным открытием и волшебным путешествием.

Еще более радикального взгляда Гусейнов придерживается на билингвов. Он считает, что результатом двуязычия является глубокое раздражение Иногда, говорит он, двуязычные люди не могут развить реальную беглость в любом из своих языков. По словам Гасана Гусейнова, таких людей в конечном итоге называют “полуязыковыми”, а не двуязычными. Такие полуязыковые личности, предполагает Гусейнов, могут, таким образом, развить агрессивную предрасположенность. Этот агрессивный настрой, утверждает Гусейнов, является продуктом постоянной неспособности выразить себя с помощью слов. Когда много таких полу-язычных людей (которые почти всегда отмечены неизбежной аффектацией) собираются вместе, они превращают любой спор в конфликт и применяют грубое насилие. Таким образом, он утверждает, “полуязычие” стало этно-социальная болезнью толпы 20-го века. Он не перечисляет никаких независимых исследований по этому вопросу.

Таким образом, Гусейнов пытается объяснить психологические мотивы антиармянских погромов в азербайджанском городе Сумгаит в феврале 1988 года, прослеживая насилие участников вплоть до их “полуязычества”.

Этот пример и целый аргумент против теории Гусейнова был опубликован в статье UC Berkeley “Родной язык: лингвистический национализм и культ перевода в посткоммунистической Армении” Левон Абрамян, Дата Публикации 1998-08-01

Автор пишет: “Большинство когнитивных психологов и социологов, однако, категорически не согласны с тем, что двуязычие само по себе так или иначе ответственно за такие проблемы. Какими бы серьезными ни были негативные последствия двуязычия,позитивную роль двуязычия в развитии национальных культур трудно отрицать.”

Левон Абрамян, также заметивший предпочтение Гусейновым любого языка в мире быть “выше ” русского языка, это понимание также нашло свое отражение в его очень интересной статье.

“Гасан Гусейнов рассказывает об интересной ситуации, которую он наблюдал на московском рынке летом 1988 года. Гусейнов заметил, что многие фруктовые ларьки, принадлежащие выходцам из Средней Азии, были помечены арабскими надписями, которые ни посетители, ни подавляющее большинство продавцов не могли прочесть. Гусейнов трактует эти ярлыки как символическое проявление этнических и национальных ценностей, а еще шире – “высших” ценностей Востока по сравнению с русским языком и культурой.

При этом следует отметить, что арабский язык является не столько национальным языком, сколько языком Корана и исламского фундаментализма. Таким образом, символическое отречение от русской письменности может здесь способствовать распространению исламской идентичности и связанных с ней форм политического фундаментализма, а не формированию национальных идентичностей, характерных для проектов строительства национальных государств бывших советских республик Центральной Азии.”

“В ранний советский период новый режим разработал алфавиты на основе латинских букв для тех официально обозначенных наций и национальных меньшинств, которые не имели письменного языка. Здесь большевики на практике подчеркивали свою идеологическую приверженность последующему самостоятельному развитию национальных языков, свободных от господствующего влияния русского языка.

Но к 1936 году Центральный Комитет Коммунистической партии изменил свое решение и подверг критике латинизацию этих новых алфавитов. К концу 1930-х годов, когда господство России стало официальной тенденцией не только в языке, но и практически во всех сферах внутренней политики, все алфавиты, кроме армянского и грузинского, были официально реконструированы на основе кириллицы. Таким образом, торговцы на московском рынке фактически пытались очистить эти ориентированные на русский язык алфавиты, возвращаясь к арабскому языку Корана в поисках подлинной национальной идентичности.”

Автор также говорит об особом интересе того факта, что кириллица является алфавитом церковнославянского языка, который с десятого века служил внутренним языком Православной Церкви, традиционной религии как румын, так и молдаван.

Названия других произведений Гусейнова говорят сами за себя.

Гасан Гусейнов: Актуальность (пост) колониального и (пост) имперского дискурсов в России с 1999 года

Мне трудно назвать этого персонажа “учителем,” – он индоктринирует студентов видеть то чего никогда не было, повторением стараясь сделать привычным ссылаться на модель “имперских” или “колониальных” отношений там, где их никогда не было. Врет о “колониальной” России, когда Россия была домом для народов, где они росли и развивались. Грузия, например, умоляла Россию принять их, маленькую провинцию с населением около 300 000 человек. Русский царь и придворные приняли грузин и осыпали их умопомрачительной щедростью. Они выросли в десять раз за 100 лет, пользовались большими правами, чем русское население, и стали очень активными в дестабилизации Российской Империи, а затем и СССР.

Сам Гусейнов является примером того, как меньшинства выигрывали от того, что Россия была их великим Отечеством. 

Советская и постсоветская идентичности 

Гусейнов, Гасан. 2005 год. Карта нашей Родины: идеологема между словом и телом. Москва: ОГИ

Гусейнов настолько плодовит, что умудрился потоптаться на каждом культурном аспекте от языка до карт и границ, видя повсюду в России “злых русских”. Это жутко и комично, и его действия создают стену между русскими и западом, прививая каждому его западному студенту искаженный образ России и стараясь навязать его русским ученикам ложный стыд за русскую культуру и историю.

Читая его статьи, трудно отделаться от впечатления, что каждый раз, когда он обнаруживает присутствие русских “гоев”(его собственное выражение) он кричит от экзистенциальной боли. Это драматично и смешно. Он – ходячая драмедия.

Зачем ему продолжать свои экскурсии в царство русской культуры и языка, которое причиняет ему физическую боль и душевные муки? Почему бы ему просто не придерживаться классических языков и литератур Азербайджана и Израиля?

Ответ прост, и он сам дает его. Нация берет свое начало в своем языке.

“Язык в определенной степени должен влиять на национальный характер и национальную идентичность, поскольку он структурирует традиционные представления и способы мышления”

Продолжая нападать на восприятие русского языка в стране и за рубежом, прививая молодым впечатлительным умам свою личную кокаманию, он, кажется, надеется извратить существование нашей культуры повредив ее ядро.

Гусейнов об антисемитизме русских

Либерал не может существовать, не обвиняя русских в антисемитизме.

Гусейнов следует этой тенденции. Его статья на эту тему озаглавлена “Русский, Советский и Другие в Постсталинском Национальном Дискурсе”. Опубликовано журналом НЛО в 2017 году. 

В этой статье Гусейнов вспоминает реальный или воображаемый припадок зависти русского писателя Владимира Солоухина, когда он услышал о нобелевской премии Пастенака по русской литературе.

Нет, извините… Поскольку это его записки, то трудно сказать точно о ком он пишет

Итак, Горелов якобы написал письмо, выражающее его несогласие с Иосифом Бродским, американским талмудистом, писавшим по-английски и почему-то получившим премию по русской литературе. Бродский, кстати, вскоре умер от всей этой свободы творчества.  

Гусейнов писал, что ” Горелов и Исаев видели и видят угрозу русской культурной традиции в обрусевших нерусских, особенно евреях, лишая, с их точки зрения, русскую культуру ее важных характеристик и черт, размывая традицию иноязычной лексикой, тоном, синтаксисом, изменяя сам дух традиции.”

Примечательно, но именно эти тезисы Гусейнов поднимает пропагандируя против русского языка который якобы мешает развитию малых языков. Гусейнов скрывает от своих читателей что русская литературная традиция существует в мистике православного христианского мироздания. Не этнос делает Другого посторонним этому мировозрению, Достоевский имел польские корни, а Пушкин даже эфиопские, но религия. В православии Нет ни эллина, ни иудея, – есть православные. Но в польском культе раввинического талмудизма есть доктрины требующие видеть православных как существ без души и ума, буквально ниже животных.  

Это чудовищное видение мира привело к разрушению русского государства и геноциду русского народа в 1917-1925 когда 20 миллионов человек, оставшиеся без защиты своего государства, закона и армии, были убиты самопровозглашенным правительством большевиков-талмудистов. Анализ языка самого Гусейнова доказывает, что он употребляет талмудический термин “гой” по отношению к “Другим,” то есть к не-евреям в его постах приведенных здесь в качестве примера. Его “языко-пользование” доказывает, что его стремление принизить и контролировать русский язык, попыток устранить язык из общего пользования коренится в религиозной ненависти самого Гусейнова к православию.

Много интресного о талмудизме можно подчерпнуть из книги Майкла Хоффмана, Странные боги Иудаизма Judaism’s Strange Gods by Michael A. Hoffman

На самом деле Горелов не возражал против того, чтобы Бродский и Пастернак получали премии, он просто не хотел, чтобы их называли “русскими писателями”. Не потому, что они были евреями, а потому, что они были плохими писателями и давали дурную славу великой русской литературе. Гусейнов пишет о Нобелевской премии по литературе так, как будто все это происходило в вакууме и мы не можем читать и не знаем, как Пастернак (как и Броцкий) был проектом ЦРУ, как все это было инсценировано с координацией с правящими аппаратчиками Компартии. ЦРУ на своем сайте признает это. Здесь вы можете найти несколько документов о том, как была проведена операция “Доктор Живаго”. ЦРУ: Доктор Живаго

Заговор ЦРУ, который приташил Доктора Живаго в мир

The Washington Post: во время Холодной войны ЦРУ использовало Доктора Живаго как инструмент для подрыва Советского Союза

Почему ЦРУ любило ‘Доктора Живаго”: как ЦРУ развернуло свою Пастернаковскую пропагандистскую операцию.

То, что ЦРУ выбрало “пастернаков” в качестве симулякров “великих русских писателей” не делает их ни великими, ни русскими.

С чего бы Гусейнову считать, что его аудитория абсолютно оторвана от каких-либо знаний современной истории?  

“Вы не можете себе представить, чего я достиг! Я нашел и дал имена всему этому колдовству, которое было причиной страданий, недоумения, изумления и споров в течение нескольких десятилетий.” Пастернак писал. опуская простой и прозрачный факт, что русская катастрофа 20-го века была принесена 100-летней войной всех западных держав против нас, что геноцид русских в 1917-1925 гг. был совершен миллионами членов польского раввинского талмудического культа, хлынувшего в Россию со всей Европы, Америки и Ближнего Востока на деньги крупнейших банков и правительств, при вооруженной поддержке всех крупных держав, объединенных в Антанте и многих других странах, таких как Китай и Турция, с целью раздела Российской Империи, ограбления ее богатств и создания вечного карательного оккупационного государство, направленного против русских. 

Отказ говорить о гибели 20 миллионов русских людей в 1917-1925 годах делает все антироссийские разглагольствования, идущие со всех уголков мира, идеологической поддержкой этого геноцида.

В 2017 году с полным осознанием того, что Пастернак и Бродский были проектами цветной революции ЦРУ “Смерть России”, для Г. Гусейнова написать статью, обвиняющую русских писателей в антисемитизме только за то что они посмели критиковать ЦРУ подобранных авторов, а для журнала опубликовать его статью – значит продолжить старый проект холодной войны ЦРУ.

Учитывая, что ЦРУ, полу-частный глобальный агент, борется сейчас за свержение демократически избранного американского президента, любой кто обслуживает повестку дня ЦРУ окажется у разбитого корыта. Независимо от успеха или неудачи отстранения Трампа от должности, ЦРУ проиграет если не президентскому указу о демонтаже этого монстра, то гражданским беспорядкам и распаду Союза. Это оставит антироссийских воинов всех форм и цветов высоко и сухо хлопать на ветру, как нижнее белье на веревке.

Еще одно противоречие в теории языкового употребления Гусейнова состоит в том, что, будучи сам галахическим евреем, Гусенов также является частью азербайджанской нации, которая была собрана Российской империей из лоскутного одеяла средневековых вотчин, освобожденных от британской оккупации, и не существовала как таковая до 1917 года. Гусейнов настаивает на том, что каждое этническое меньшинство, каким бы маленьким оно ни было, должно быть заперто в своем языке, даже если это означает быть отрезанным от любых средств приобщения к великим цивилизационным сокровищам, которые можно найти на русском языке, но в то же время он утверждает, что выходцы из польского культа раввинического талмудизма, которые имеет свой малый искусствунный язык, могут писать на любом языке и считать себя писателями многих разных культур. Предложить им идентифицировать себя так, как они называют себя политически – это “антисемитизм”.’ 

И здесь мы подходим к глубинному ядру мировоззрения Гусейнова.  

В 2016 году Гусейнов был награжден какой-то немецкой общественной организацией за свою статью “Язык и травма освобождения”.

Вы можете найти его статью на русском, английском и немецком языках.

 https://magazines.gorky.media/nlo/2008/6/yazyk-i-travma-osvobozhdeniya.html

https://translate.yandex.ru/translate?url=https%3A%2F%2Fwww.dekoder.org%2Fde%2Farticle%2Fsprache-und-das-trauma-der-befreiung&lang=de-en

http://www.dekoder.org/de/article/sprache-und-das-trauma-der-befreiung

“Язык наших мыслей и речи – это травма“, – начинает Гусейнов и сравнивает рот с раной. “Язык – это средство для распознавания и преодоления личных и социальных травм.

Он продолжает писать о современном немецком взгляде на свой язык как травмированном нацистским прошлым, причем травма, по его мнению, слоится, как кусок пирога Наполеона.

Он отмечает, что ”свободное общество подробно обсуждает незарегистрированные нормы политкорректности“, в то время как ”слаборазвитые нации“, к которым он относит и Россию, не имеют форм ”социально-интеллектуального самоструктурирования“, и даже воспринимают эти нормы негативно, как “политически насаженный на них намордник”, ограничивающую их свободу самовыражения и мысли.

Отровенное обоснование добровольного общественного рабства через запрет на употребление языка.

“Сравнивая филологическую журналистику, испытываешь шок от той невероятной скорости, с которой сознание и поведение людей затрагиваются, казалось бы, самой медленной развивающейся реальностью языка. Этот парадокс, состоящий из двух трюизмов, стоит повторить: любой язык (его лексика, грамматика и значение слов) старше любого искусственного объекта вокруг нас, но малейший свежий сдвиг в языке, разрешение на новое слово или тонкий сдвиг в значении, может изменить жизнь целого сообщества всего за несколько месяцев, а иногда и дней.” пишет Гусейнов.

Следующие несколько страниц Гусейнов обсуждает различные способы, которыми немцы пытались риторически убедить себя, что можно чувствовать себя лучше говоря о своем нацистском прошлом и самих себе. Я предоставляю судить об этом нашим немецким читателям.

После этого, Гусейнов предлагает глубоко чуждую для православного христианского сознания концепцию словесного самообмана. “Врач, говорит Аристотель, не обязательно должен лечить больного, но обязан искать возможность сносного существования даже для неизлечимо больного. Таким образом, риторика, по мнению Аристотеля, не является искусством убеждать кого — либо-она лишь создает возможности или предпосылки для такой веры.

Гусейнов предлагает методику создания такой “возможности“, приводя в пример немцев, которые в том числе и гитлеровское поколение, и нацисты, проигравшие войну, считали себя побежденными, и инстинктивно сопротивлялись концепции “освобождения”, “которая стала приемлемой только тогда, когда западногерманское общество приняло, сделало своими, базовые демократические ценности и приняло соответствующие нормы.” 

Иными словами, немцев убедили начать думать о своей стране как о жертве России и русских. И это, по утверждению Гусейнова, и есть цивилизация.

Затем Гусейнов переходит к мелочам убеждения, “в этот момент особенно важной становится роль ключевых слов, которые не только реконструируют политическую дискуссию, но и описывают механизм преодоления травмы через нарратив.

Теперь мы начинаем понимать, почему для общества важно принять систему “политически-правильной терминологии”, прививаемую в национальное подсознание извне. Мало кто сомневается в том, что Гусейнов видит себя одним из тех самоизбранных, отмеченных особым знанием, чтобы прививать научно разработанные ключевые слова и фразы “нецивилизованным” русским.  

Далее, после демонстрации большого прогресса в исцелении немецкой травмы. которая верятно, была исцелена, судя по тому как они энергично борются сейчас против американской оккупации, Гусейнов излагает то, что он называет “мифами”: “травма, возникающая в результате изменения статуса страны и, соответственно, статуса каждого ее жителя. На уровне политической риторики на эту травму указывают три публично редко оспариваемых утверждения-распад СССР как “величайшая геополитическая катастрофа”,” хаос 1990-х”или” лихие 1990-е” (“ельцинский период”) и “вставание с колен” (современный период).’ 

На самом деле это был период освобождения от иностранной оккупации, “вставание с колен” – это и есть та самая фраза-паразит привитая народному сознанию чарез множественное повторение.  

Главная драма момента, говорит Гусев, заключается в том, что ” цепь мифов о России фальсифицирует содержание травмы, пережитой бывшими советскими гражданами. Настоящая травма – от десятилетий несвободы, физического истребления целых классов, всеобщей депортации народов, беззакония, массовых убийств людей под любым предлогом – заменяется свежей эмоциональной травмой краха государственной машины. Стоит только добавить – та самая машина, которая как раз и отвечает за первичную травму.”

Вот Гусейнов опять не говорит всей правды. Путин назвал “крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века” насильственное разделение российской нации на три части, порабощение русских местными этническими меньшинствами, насильственный запрет на использование русского языка в тех частях России, которые были вырезаны и переданы избранным группам людей, чтобы они поступали с русскими, как им заблагорассудится, результатом чего стали этнические чистки в азиатских частях России, где сотни тысяч людей были убиты и вынуждены бежать, с медленным преднамеренным удушением русских в Прибалтике с присвоением им нацистского вдохновленного нелегального статуса неграждан, с запретом русского языка на Украине, исторической части России с пятьюдесятью миллионами русских, оказавшихся в ловушке в течение ночи в иностранном государстве, отделенном вооруженными границами от их собственной страны и их семей.  

Крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века – это крупнейшее в наше время порабощение русских выбранным ЦРУ “правителем” и беспрецедентное хищение российских национальных сокровищ и ресурсов в 90-е годы. Это либеральный террор. Это десять миллионов дополнительных смертей за 90е. Все это Путин назвал “величайшей геополитической катастрофой” 20 века. Все что произошло, остается книжным примером иностранного вторжения в страну и геноцида. Вторжение в СССР американцев, немцев, израильтян, французов и англичан, японцев и так далее (те же лица, которые вторглись в Россию в 1917 году с тем же результатом.) 

Еще один фальшивый Гусейновский силогизм: травма не от гибели народного государства, но от существования государства. Как пример он приводит анти-народную деятельность оккупационого правительства, захватившего власть в результате гибели народного государства и иностранной оккупации страны.  

Суть теории Гусейнов о том, как практически нанести больше вреда нации, была опущена в русском издании этой статьи и представлена только в ее немецкой версии.

Язык и травма освобождения, 2008

Sprache und das Trauma der Befreiung, 2015

Возьмем, к примеру, эту фразу, которая мне показалась особенно интересной. Это последний параграф в части 1.

“Повторение предыдущих оскорблений усиливает боль и переводит травму на новый уровень, а именно в будущее, потому что следующий шаг – это месть всем тем, кто якобы несет ответственность за вашу травму. И поскольку ты не такой, в твоей боли виноваты все остальные. Особенность нынешней практики мести заключается в том, что эфемерные проклятия и оскорбления наносят длительную боль и особенно длительную травму.”

Это метод психологической пытки, который он здесь предлагает. Попробуйте этот метод на супружеской паре, и вы получите случай домашнего насилия.  

Следуя этой “формуле мести“легко понять поведение многих либералов. Возьмите период после Майдана и оккупации Украины НАТО, каждую неделю у нас был либерал, который говорил что-то оскорбительное о нас, а СМИ выступали в качестве усилителя и эхо-камеры. С тех пор уже много лет, каждую неделю публика расстраивается и возмущается, а агент-провокатор платит очень маленькую цену. Наблюдатель начал бы с этого момента подозревать, что либералы разпределяют календарь, согласно которому они должны озвучивать свои оскорбления и проклятия, чтобы причинить, согласно их теории, длительную боль и вред нашей коллективной психике. или, по крайней мере, так они думают.

Причина, по которой либералы сходят с ума, заключается в том, что русские, похоже, не заботятся о своей “травме”. Некоторые люди, живущие в интернете, действительно оставляют гневные комментарии, но большинство населения просто игнорирует психологическую войну против них и продолжает жить своей жизнью. Позже я объясню, почему это так. 

Кроме того, в немецкой версии статьи есть требования “покаяния”, которыми Россия должна быть разорвана на части и ее части с русскими на них в качестве рабов, будут распределены всем тем, кто лоялен НАТО и США.  

“Наконец, обсуждение епитимьи во время перестройки были насильственно остановлены из опасения, что страну могут распределить между всеми теми, кто в какой-то момент был когда-то обижен Российской Империей. Или что это под видом контрибуционных выплат всем латышам и всей пиндоссии и натовским шлюхам вдоль новых российских границ.” 

Как ни странно, Гурдиев утверждает, что только благодаря контролю и оккупации иностранной армией немцы смогли сконцентрироваться на своей “травме”, и что суверенное российское государство, контролируемое его разведкой, живет мифом о том, что это все еще великая нация.  

В реальной действительности, конечно, все не так как кажется Гусейнову, а в точности наоборот. Национальная власть и статус определяются ее армией, поскольку военная власть – это функция национальной власти, Это аксиома. Россия – это великая нация не потому что разведке так захотелось, а потому что страна имеет самую мощную армию в мире, и как раз разведка сделала все чтобы такая армия появилась.

См.: Почему Математические Модели Ломаются. И Почему От Этого Зависит Наша Жизнь-1

военная мощь

военная мощь 1

военная мощь 2

военная мощь 4

военная мощь 5

военная мощь 6

Военная мощь вычисляется математически. Национальный статус определяется статусом армий. Россия является мировой державой. Это не миф, как кажется Гусейнову, а реальность, подтвержденная техническими характеристиками российского оружия.

США, оккупировавшие Германию, в настоящее время переживают первое классовое расстройство, которое они не смогут пережить, потому что контролирующие СМИ и академию либеральные наднациональные элиты поносят и унижают тех самых людей, которые создали и построили страну.

То же самое они делают в России.

Американская травма – это конец американской мечты и потеря военного превосходства.

 В конце своей отмеченной наградой статьи Гусейнов спрашивает: “Почему наше общество через 20 лет после распада СССР не имеет четкой, значимой, политической формулировки для источника нашей собственной травмы?”- ответ существует, он просто отказывается его услышать.

Источник травмы

Русские, живущие за границей, настолько привыкли к истерической русофобии, что многие из нас чувствуют себя на передовой бесконечной войны. Как православные христиане мы понимаем духовную природу этой войны – они ненавидят нас за нашу веру. Мы видим, что все, кто ненавидит нас, ненавидят и нашу Апостольскую Церковь. Когда они на нас нападают, мы становимся как апостолы, на которых нападают дети сатаны. Это знание помогает нам не чувствовать себя обиженными, это также помогает нам видеть и распознавать в наших врагах врагов Христа.

Мы, русские – самый гонимый народ в мировой истории, мы только что пережили геноцид нашего народа талмудическим большевизмом и сто лет западной оккупации, маскировавщееся под социалистическое государство, три мировые войны против нас, либеральный террор 90-х годов, и всего за 20 лет мы поднялись из бездны и превратили страну в мировую державу, находясь под разрушительными экономическими санкциями.

Разговоры с Богом

Русский язык – это мистический язык, язык Септуагинты, единственной не искаженной версии Библии, которую западные христиане и польский культ раввинского талмудизма не имеют, используя искаженный Вавилонский перевод.

Русский язык – это богослужебный язык, язык литургии, язык философии, поэзии и размышлений о природе Бога и человека.

Единственная реальная цель нападок на русский язык, составляющая основную часть академической программы Гусейнова, – это отгородить людей от Апостольской Церкви и православного христианства.

Святоотеческая литература не была полностью переведена на все существующие языки, включая английский, и новые переводы Библии, безусловно, испорчены. Народы, использующие арабский алфавит, неизбежно становятся исламизированными, а те, кто использует латинский алфавит, прочно войдут в реальность раскольнического папизма или протестантизма, в то время как оба глобальных движения реформировались и сами отпали от мистического христианства.

Первые христиане называли свою Церковь Путь, и без русского языка нет пути к единственно правильному переводу Септуагинты на старославянском языке и нет пути к патристике Отцов Церкви, и такова природа русского языка, что, читая эти тексты, человек следует мистическому процессу обожения или теозиса. Быть оторванным от всего этого духовного знания незнанием русского языка для многих равносильно тому, чтобы быть отрезанным на пути к Пресуществующему.

Возьмем в качестве примера российскую провинцию Молдавию. См.: Родной язык: лингвистический национализм и культ перевода в посткоммунистической Армении Абрамян, Левон

“Действительно, попытку сформировать четкую молдавскую идентичность можно назвать случаем “алфавитного национализма”, поскольку молдавские националисты как в 1917 году, так и в конце 1980-х годов сделали принцип принятия латиницы против кириллицы русских основным элементом своих различных националистических программ. Здесь латинский алфавит, очевидно, подтвердил отношение молдавского к румынскому, которое перешло от кириллицы к латинице в 1860-х годах. Помимо очевидного антироссийского подтекста, тяготение молдаван к латинскому алфавиту также свидетельствует о сильном чувстве близости к латинизированной Европе среди молдавских националистов. Например, лозунг, который был замечен на плакате во время националистического митинга 1989 года в Кишиневе, гласил: “узаконить нашу латинскую идентичность.

“Особый интерес здесь представляет тот факт, что кириллица-это алфавит старославянского языка, который с десятого века служил внутренним языком Православной Церкви, традиционной религии как румын, так и молдаван. Таким образом, недавняя борьба Молдовы за латинскую “алфавитную идентичность” фактически прямо противоречит традиционной религиозной идентичности региона. По этой причине молдавское духовенство изначально выступало против движения, призывающего к принятию латинского алфавита.” 

С точки зрения православных христиан, многовековая война против нас – это война против Апостольской Церкви, которую мы, русские, были избраны сохранить для человечества от нападений детей Сатаны. Вот почему нам было дано так много территорий и богатства, чтобы мы сохраняли баланс между добром и злом на этой планете. Зло нападает во множестве, которое мы называем тьма, и мы всегда в одиночку противостоим ему со Светом.  

Таким образом, метод Гусейна нанесение множественных, мелких, повторяющихся болезненных ран русской национальной психике с целью усиления и продления посттравматического стрессового расстройства нации имеет два основных недостатка.  

Во-первых, пресловутых “раненых русских национальных чувств” просто нет, поскольку мы видим ХХ век не как этническое поражение, а как войну вселенского зла против детей Божьих, которую мы выиграли. Говоря мистическим языком, великая невинная жертва русского народа создала ПРИЧИНУ, по которой мир был выкуплен у тьмы. Вселенское ЗЛО нарушило основной Божественный закон – зло напало и растерзало Россию и христиан живущих в ней, хотя они не сделали ЗЛУ никакого вреда. 

И теперь МИРЪ поднимается из пропасти.

Во-вторых, стремящиеся причинить нам вред в большинстве случаев имеют общее талмудическое мировозрение. Наши враги, слепые к духовным законам, ведут вечную войну против нас, и служат причиной нашего великолепного, стремительного возрождения из пепла. Их тайные и явные нападки на Апостольскую Церковь и наша стоическая защита – это то, что превращает нас в небесных людей и земных ангелов в святоотеческом выражении, людей, идущих по пути теозиса.

Выдержки из еще не названной книги о «Высшей школы экономики» НИУ ВШЭ.

Я с радостью приму ваши комментарии, новости, и малоизвестные факты о ВШЭ.

Давайте совместно проведем расследование этой ВШИ.  

My books on Amazon

https://www.amazon.com/s?i=stripbooks&rh=p_27%3AScott+Humor&s=relevancerank&text=Scott+Humor&ref=dp_byline_sr_book_1

My books at the Saker Community book store

https://saker.community/product-category/booksandauthors/scotthumor/

patrion image